Daily Archives: 14.04.2014


Ну как можно с помощью How can we with the help of “Time Machine”

Ну как можно с помощью «машины времени» (параметры которой псевдоученые «уже рассчитали»), когда и само время, и ни одно из его качеств еще не найдено (не обнаружено), (а наше «время» это —  «земная мера измерения» процессов, событий…)… Как можно  лететь на «этом»   в будущее, например — в «завтра»… но — в «завтра» не как во временнОе понятие (время не существует!!!), а в «завтра» – как  в события следующего разворота Земли?!… (не на два дня (два оборота) вперед, не на один миллион лет вперед… не на миллиард… когда Земля уже исчезнет… а всего лишь в события следующего разворота, который наступит только после окончания этого разворота!!?)… события на нашей стороне Земли начнут происходить завтра (29мая) только те, которые назрели сегодня, или — от случайностей (взрывы, землетрясения, случайные аварии)…   Ну куда собрался лететь «сейчас» Хокинг?.. во-первых те события еще не подготовлены… а в эту минуту «здесь» (на этой Земле) происходит (идёт) нынешний (сегодняшний) разворот, а не завтрашний!?…  Хокингу некуда лететь!.. и сейчас… и всегда… все те будущие «развороты»  будут заняты теми!.. своими!.. событиями!.. и ничто их не нарушит — потому что времени и глупостей. Которых навыдумывал Эйнштейн и его коллеги не существует! Нет его! Не нашли!.. «Завтра» (завтрашнего разворота) сейчас нигде нет!!! … И все члены хоккейной команды, которая разобьётся только завтра утром на самолете — не только ейчас!) не сели в самолет, – они «сейчас» (сегодня!..) находятся на этом (в этом!) обороте Земли! – вообщевсе в разных концах города!.. еще живы… и погибнут только тогда, когда Земля повернется нашей стороной к Солнцу… на 150-м своем развороте  этого года. Сейчас никак не получиться развернуть Землю на пол оборота и ускорить события (чтоб туда прилететь) и ход всех будильников (часов)… но ученые пишут об этом статьи и получают награды, премии, звания, а Хокинг — всемирную славу, восторг примитивных людей, дружбу с непонятным (для умных людей) Нобелевским комитетом.  И во вчерашнюю бурю на море нам тоже не попасть… не спасти погибших… буря уже прошла… буря была на том обороте Земли, а того оборота Земли больше не будет никогда!..  будут только новые обороты!.. Всегда!.. только новые события и новые люди. Журналисты планеты! Остановите этих больных людей, вооруженных коллайдерами и алчностью… 95% ученых ни имеют логики!… а более половины — достаточного психического здоровья, и почти все — минимального набора моральных принципов!?… но зато все 100% имеют огромное желание прославиться… любым способом… Напишите общее воззвание к ученым, правителям, депутатам… надо заставить их четко ответить на конкретные вопросы землян… и все что не доказано экспериментами вычеркнуть навсегда из газетных тем (ракеты у них летят со скоростью света, обнаруживаются дырки во времени, коридоры и тоннели в пустоте «бесконечного пространства»). Ничего этого не существует (нет такого объекта — Вселенная, такого объекта и категории – «пространство»… «время»), есть только бескрайняя вечная пустота (которой незачем себя (свои размеры и свою вечность) измерять), и падающая (летящая куда-то) материя… бесконечной пустоте бесконечное количество материи с бесконечными вариантами перевоплощений… и бесконечная длительность – «всегда», а не — вечно (это слово ученые наполнили тысячами смыслов… «вечность» имеет у них десяток значений, конечно пустых, бездоказательных… замученное, измызганное выдумщиками слово)!! и никто не опровергнет этого очевидного… Никогда!  Внеземным существам просто противно общаться с нами — обществом врунов, грабителей и садистов… они ведь не будут (не смогут) разбираться, что всю эту гадость инициируют 100-200 тысяч откровенных подлецов (и нужно в один день убрать с этой прекрасной планеты всех диктаторов!.. как же это постыдно.. унизительно, опасно жить в таком обществе, на такой планете).


Пространство-время Эйнштейна

Пространство-время Эйнштейна
Геннадий Горелик
Принцип относительности в поиске абсолютного
Объясняя историю физики, трудно взять из поворотной работы больше, чем отдельные фразы, – такие тексты пишутся для профессионалов. Однако начало статьи Эйнштейна «К электродинамике движущихся тел» 1905 года выглядит доступным: «Известно, что электродинамика Максвелла в применении к движущимся телам приводит к асимметрии, несвойственной самим явлениям. Например, взаимодействие магнита и проводника с током зависит лишь от их относительного движения, однако случаи, когда движется тот либо другой, описываются совсем по-разному. Если движется магнит, а проводник покоится, то вокруг магнита возникает электрическое поле, которое порождает ток в проводнике. Если же магнит покоится, а движется проводник, то никакого электрического поля вокруг магнита не возникает; зато в проводнике возникает электродвижущая сила, вызывающая точно такой же ток, как и в первом случае.
Примеры подобного рода, как и неудавшиеся попытки обнаружить движение Земли относительно «светоносной среды», побуждают предположить, что не только в механике, но и в электродинамике нет оснований для понятия абсолютного покоя и что для всех систем отсчета, для которых справедливы законы механики, справедливы также и законы электродинамики. К этому предположению, называемому далее «принципом относительности», добавим принцип, который лишь кажется противоречащим первому: свет в пустоте движется всегда с определенной скоростью, не зависящей от движения источника света. Этих двух принципов достаточно, чтобы на основе теории Максвелла для покоящихся тел построить простую и свободную от противоречий электродинамику движущихся тел. При этом понятие «светоносного эфира» окажется лишним».
Намерение Эйнштейна выглядит скромно – поправить формулировку теории Максвелла, не меняя ее основ. Однако, чтобы решить эту задачу, автору пришлось изменить основу всей физики – представления о пространстве и времени. Так в статье 1905 года родилась самая знаменитая, пожалуй, физическая теория – теория относительности.
Все в мире относительно, – гласит самое краткое изложение теории относительности и самое неправильное. Ведь Эйнштейн положил в основу теории два абсолютных принципа – принцип относительности и принцип постоянства скорости света в пустоте. А их конкретные точные следствия, подтвержденные экспериментально, засвидетельствовали, что принципы эти лежат в фундаменте мироздания.
В создании теории относительности помог Галилей, открывший, что равномерное движение – движение со скоростью, постоянной по величине и направлению, неотличимо от покоя. Свое открытие Галилей предлагал проверить каждому:
«Закройтесь в каюте корабля, взяв с собой мух, аквариум с рыбками и сосуд, вода из которого падает каплями в нижний сосуд с узкой шейкой. Пока корабль стоит неподвижно, наблюдайте внимательно, как мухи и рыбки движутся во всех направлениях одинаково, капли попадают в сосуд, поставленный снизу, и предмет, брошенный с одинаковым усилием, упадет на одинаковом расстоянии независимо от направления. А если зажечь кусочек ладана, то увидите, как дым поднимается кверху, там задерживается и движется безразлично в одну или другую сторону наподобие облачка. Затем дайте кораблю движение с какой угодно скоростью, но равномерное, и вы не заметите никакой разницы во всех этих явлениях, и не сможете, по ним судя, узнать, движется корабль или покоится».
Из этого открытия Галилея вырос первый закон механики Ньютона, или закон инерции.
Хотя Галилей не говорил об электрических и магнитных опытах, до Максвелла легко было думать, что и в таких опытах покой неотличим от равномерного движения. Ситуация изменилась, когда выяснилось, что свет – это электромагнитные колебания, а скорость света оказалась в уравнениях электромагнитного поля. Если скорость света подобна скорости звука или скорости камня, то она должна зависеть от обстоятельств. Скорость звука, например, определенно зависела от свойств «звуконосной» среды – воздуха, воды и так далее, но в уравнениях Максвелла не участвовали никакие свойства «светоносной» среды – эфира. А зачем нужен эфир, если никакие его свойства не важны? Так что в теории Максвелла были несуразности и помимо той, с которой Эйнштейн начал свою статью о теории относительности.
Все несуразности ушли, когда Эйнштейн возвысил «каютный» закон механики до всефизического принципа и провозгласил скорость света «бесподобной». Если скорость света неизменна, то есть не зависит ни от чего, и в частности от эфира, то и сам эфир излишен – с его обязанностями вполне справится пустота. А, значит, в уравнениях Максвелла скорость света – настоящая физическая константа.
Эйнштейн исправил электродинамику, не меняя ни единого знака в максвелловских уравнениях. Ведь всякое движение под действием электромагнитного поля происходит во времени и пространстве с какой-то скоростью, а эти понятия Эйнштейн радикально изменил, совместив принцип относительности с неизменной скоростью света.
Первым, кто принял работу Эйнштейна и сразу же включился в ее развитие, стал Планк. Задача навести порядок в электродинамике Максвелла пришлась по душе ему, нечаянному революционеру, не принявшему первую теорию Эйнштейна – о квантах света в фотоэффекте. Планк показал, как надо изменить законы механики Ньютона, чтобы учесть новое понимание пространства, времени и электродинамики. В новых законах движения участвовала, конечно, скорость света.
Следующий важный шаг в оформлении теории относительности сделал математик Герман Минковский, когда осознал, что новые физические представления о пространстве и времени могут быть представлены как новая геометрия – геометрия пространства-времени. Точка пространства-времени – это физическое событие, происшедшее где-то и когда-то, к примеру, пересечение стрелки данных часов какой-то определенной точки на циферблате или включение фонаря. Главное же – отношение двух событий, двух точек пространства-времени.
Минковский показал, что, в силу теории относительности, для любой пары событий, разделенных расстоянием r и временем t, величина r2 – (ct)2 , называемая интервалом между событиями, не просто сохраняет свою положительность, отрицательность или нулевое значение для всех наблюдателей, но и сохраняет свою численную величину. И это – новая абсолютная взаимосвязь событий в пространстве-времени, его метрика и основа его абсолютной хроно-геометрии.
Такая связь пространства и времени меняет взгляд на саму физическую константу c. Называть ее просто скоростью света можно лишь по историческим основаниям. Ведь связь пространства и времени проявляется в любых физических явлениях, поскольку все они проходят в пространстве и времени, даже если проходят без участия света, в кромешной тьме. На самом деле свету просто повезло – он распространяется со скоростью, равной фундаментальной константе c, выражающей связь пространства и времени. А теорию относительности, названную так исторически, чисто научно можно назвать c-теорией.
Разумеется, количественная роль фундаментальной константы c в конкретном физическом явлении может быть и пренебрежимо мала, но это уже зависит от требуемой точности описания. В обыденной жизни и в большой части физики участие c незаметно потому, что обыденные скорости ничтожно малы по сравнению со скоростью c.
Когда-то люди были уверены, что Земля плоская. Эта уверенность была вполне оправдана, когда в реальном жизненном опыте им не приходилось иметь дело с расстояниями в тысячи километров (радиус Земли, напомним, – примерно шесть тысяч километров). А те, для кого подобные расстояния стали обычным делом, – путешественники, географы, астрономы – заметили шарообразность Земли и измерили ее радиус. Точно так же и физики, взявшие в оборот скорости, сравнимые со скоростью света, не могли не заметить ее особые свойства.
Надо сказать, что вначале Эйнштейн без особого внимания отнесся к геометрической идее Минковского: мало ли какие фокусы могут делать математики с соотношениями физической теории! Он изменил свое отношение, когда взялся за новую проблему, порожденную его же успехом. Теория относительности, преодолев «асимметричность» электродинамики Максвелла, вошла в конфликт с ньютоновским законом всемирного тяготения.
Прежде чем перейти к этому конфликту, однако, посмотрим на создание теории относительности с такой высоты птичьего полета, с какой видна вся история фундаментальной физики. Крутым взлетом свободной интуиции Эйнштейн поднял странные результаты единичных искусных экспериментов до общего аксиоматического принципа – о неизменности скорости света. До того же уровня он поднял галилеевский принцип относительности, убрав неработающую аксиому о существовании эфира. Из двух его аксиом последовало новое понимание одновременности, «странный» закон сложения скоростей и другие следствия, доступные опытной проверке.
Все просто и логично, если не считать таинственной интуиции, о которой Эйнштейн сказал: «Понятия никогда нельзя вывести из опыта логически безупречным образом… Не согрешив против логики, никуда не придешь». Имеется в виду, конечно, логика предшествовавшей теории, но когда делается первый шаг, точнее, первый взлет, иной логики – логики новой теории – еще нет, и требуется огромная сила духа, чтобы из «нелогично» изобретенных аксиом настойчиво извлекать логические следствия, сверяя их с эмпирической реальностью.
Драматизм такого соединения логики и интуиции проявился в авторстве теории относительности. 26-летний патентный эксперт третьего класса был не единственным, кто в 1905 году размышлял об электродинамике движущихся тел, о пространстве и времени. Больше других в этой области сделали тогда уже знаменитые Х. Лоренц (голландский физик и нобелевский лауреат 1902 года) и А. Пуанкаре (французский математик с глубоким интересом к физике). Их имена сохранились и в терминах теории относительности – «преобразования Лоренца» и «группа Пуанкаре». Эйнштейн изучал их труды, в которых содержались важные идеи, вошедшие в теорию относительности. Их можно назвать соавторами Эйнштейна, однако именно он создал теорию относительности как целостную и ясную физическую теорию.
Какую-то роль в этом играл, вероятно, грустный закон Планка о смене поколений в науке, – Лоренцу и Пуанкаре было уже за 50. Но важнее то, что великое физическое открытие – подлинно новое слово в науке – требует великого физика, каким оказался молодой патентный эксперт.
Лоренц и Пуанкаре – даже после эйнштейновской статьи 1905 года – опирались на понятие эфира. Они придумывали сложные механизмы взаимодействия эфира и вещества, чтобы обеспечить нужные соотношения пространственных и временных величин. А Эйнштейн, опираясь на экспериментальные данные, изобрел странный, но простой принцип постоянства скорости света – аксиому, из которой – вместе с принципом относительности – безо всяких эфирных механизмов логически следовали нужные соотношения. Он стремился не к «понятности» объяснения, а к раскрытию устройства природы. Обычно «понять» означает «свести к знакомому, привычному», и эфир был привычным. Держась за привычное, легче идти в неведомое. Но невозможно взлететь.
Об этом писал Галилей: «Природа не заботится о том, доступны ли человеческому восприятию ее скрытые причины и способы действия». И Максвелл видел опасность предвзятой физической гипотезы, когда через ее узкий окуляр рассматривается и осмысливается обширная область экспериментальных фактов. Стремление к предвзятой «понятности» скрытых причин ограничивает свободу взлета изобретательной интуиции. Эйнштейн показал это не хуже великих предшественников.
Теория относительности или закон всемирного тяготения?
Молодой великий физик не заснул на лаврах, было дело поинтереснее. Новорожденная теория относительности стояла перед суровой проблемой – она была несовместима с великим законом всемирного тяготения Ньютона. Основанная на этом законе теория гравитации уже более двух веков служила образцом физической теории, а образцом научного триумфа стало открытие планеты Нептун «на кончике пера», которым водил, можно сказать, закон Ньютона.
Согласно этому закону, сила притяжения между массами m и M
F = mM/r2,
где r – расстояние между точками ПРОСТРАНСТВА, в которых находятся эти массы в ДАННЫЙ – ОДИН И ТОТ ЖЕ – МОМЕНТ ВРЕМЕНИ. Фраза, еще недавно вполне научная, перестала быть таковой в свете теории относительности. Ведь для разных – но равноправных – наблюдателей, движущихся друг относительно друга, величина силы была бы разной. Значит, великий закон всемирного тяготения неверен, или, по меньшей мере, неточен?!
Эту проблему Пуанкаре осознал, быть может, раньше Эйнштейна. По крайней мере, уже спустя несколько месяцев после статьи Эйнштейна о теории относительности Пуанкаре предложил решение проблемы гравитации, a вернее, даже два – два варианта обновить закон тяготения Ньютона так, чтобы гравитация распространялась со скоростью света, а при малых скоростях тел совпадала с ньютоновской. В теоретической физике, увы, два варианта хуже, чем один, – ведь устройство природы лишь одно. Даже великий математик не добьется успеха, если выбрал физически хилую точку опоры.
Пуанкаре по-прежнему опирался на понятие эфира: «То, что гравитация распространяется со скоростью света, не может быть результатом каких-либо случайных обстоятельств, а должно быть обусловлено одним из свойств эфира; тогда возникает задача проникнуть в природу этого свойства и связать ее с другими свойствами эфира». Искомый закон гравитации великий математик ограничил скучным условием: «Так как астрономические наблюдения, по-видимому, не обнаруживают заметных уклонений от закона Ньютона, выберем решение, наименее расходящееся с этим законом для малых скоростей тел».
Работа Пуанкаре в гравитации напоминает то, что делали математики в электромагнетизме до Максвелла и несмотря на Фарадея. Тогда, в первой половине XIX века, математики старались обобщить закон Кулона – закон взаимодействия электрических зарядов – на случай их движения, однако уже были открыты новые явления, не укладывающиеся в старый закон. А Пуанкаре исходил из того, что никаких подобных явлений в гравитации «по-видимому, не обнаружено». Логическая неувязка побуждает к размышлениям, но физика – наука экспериментальная, основанная на реальных наблюдаемых явлениях, даже если это – теоретическая физика.
Физик Эйнштейн молчал по поводу гравитации два года, пока не придумал новые физические явления. Придумал, еще не имея новой теории, но опираясь на новейшие достижения современной физики и… на ее самый первый результат – закон свободного падения, то есть опираясь на себя самого и на Галилея.
Неувязка теории относительности с ньютоновским законом, похоже, побудила Эйнштейна спросить себя, а что, собственно, известно физике о гравитации, кроме этого закона? Ответ известен каждому школьнику, кто решал задачи о камне, брошенном под углом к горизонту: движение камня зависит только от его начальной скорости, но не зависит от массы. Движение тела под действием электрических сил очень даже зависит от его электрического заряда, а движение под действием гравитации не зависит от массы тела, то есть гравитационного заряда.
Конечно, школьник знает, что если в закон движения ma = F подставить силу F = GmM/r2, то масса камня m сократится. Но все равно, не странно ли это? От массы зависит гравитационная сила, которая определяет движение, а само движение от массы не зависит?! Ни форма траектории, ни скорость движения! Прямо не физика, а какая-то геометрия. Там тоже, какую бы линейку ни взять – обычную деревянную, натянутую нить или луч света, – свойства фигур окажутся теми же.
Но в 1907 году Эйнштейну физика была гораздо интереснее геометрии, и он в законе свободного падения, открытом Галилеем, увидел путеводный принцип для поиска новой теории гравитации и назвал его принципом эквивалентности. Фактически Эйнштейн использовал еще одно изобретение Галилея – опыты в каюте без окон, хотя, учитывая бытовой прогресс, назвал каюту лифтом.
Первый известный лифт изобрел еще Архимед, но обычным делом этот вид транспорта стал лишь к концу XIX века, и главной проблемой была безопасность – чтобы лифт не сорвался в свободное падение. Однако Эйнштейну как раз свободное падение лифта было самым интересным. За время свободного падения лифта физик-теоретик может проделать любые мысленные опыты и убедиться, что мысленный экспериментатор-пассажир в лифте вообще не обнаружит тяжести. В наше время все видят на телеэкране это явление – невесомость в свободно летящем лифте под названием МКС (Международная космическая станция). А физик-теоретик уже сто лет назад мог мысленно поместить лифт в полной пустоте, приделать к нему реактивный двигатель, обеспечить движение с ускорением 10 м/сек2 и понять, что мысленный пассажир-экспериментатор в лифте обнаружит настоящую земную тяжесть. Таким образом, ускоренное движение наблюдателя эквивалентно проявлениям гравитации. Этот принцип эквивалентности, понятный школьнику, стал важнейшим исследовательским инструментом Эйнштейна.
К тому времени сам инструментальный факт не раз проверялся. В предыдущих двух школьных формулах участвует одна и та же буква m, которая поэтому легко сокращается в школьной физике. В физике высоконаучной в этих формулах должны быть разные буквы – mu и mr, обозначающие массу инерциальную и массу гравитационную. Закон свободного падения можно выразить равенством
mu = mr,
которое выражает экспериментальный факт, впервые обнаруженный Галилеем и состоящий в том, что движение маятника не зависит от того, из какого вещества сделан груз, висящий на данной нити. Этот факт проверял Ньютон и подтвердил с точностью до одной тысячной, а ко времени Эйнштейна его подтвердили с точностью до стомиллионной, включая новые радиоактивные вещества. Так же, как и с неудачными попытками обнаружить изменение скорости света, теоретик Эйнштейн доверился эксперименту (и своей интуиции), что и дало ему в руки принцип эквивалентности.
Этот принцип дал возможность исследовать действие гравитации, не обращаясь к закону всемирного тяготения. Важнее всего было исследовать действие гравитации на движение со скоростью, близкой к скорости света, когда без теории относительности не обойтись. И Эйнштейн выбрал сам свет, к исследованию чего он был подготовлен лучше других. В 1905 году свет был его главным инструментом в создании теории относительности, а идея квантов света объяснила явление фотоэффекта.
И воздействие гравитации на свет он мог понять двумя способами. Во-первых, луч света, распространяющийся в пустоте по прямой, попадая в ускоренно падающий лифт поперек его движению, очевидным образом движется относительно лифта по параболе, то есть искривляется. Во-вторых, энергия кванта света E = hu, согласно релятивистскому закону E = mc2, давала вполне определенную массу m, подвластную гравитации.
Таким образом, с помощью принципа эквивалентности Эйнштейн обнаружил два новых эффекта гравитации – искривление луча света и изменение его частоты. Однако, подсчитав эффект, понял, что «влияние гравитации Земли слишком мало, чтобы сравнить теорию с опытом». Четыре года спустя Эйнштейн придумает, как можно воспользоваться гравитацией Солнца, чтобы увеличить эффект и сделать его наблюдаемым. Но уже в 1907 году он убедился в работоспособности принципа эквивалентности.
Инструмент этот, однако, был не всемогущим. Помимо предсказания двух новых эффектов гравитации, Эйнштейн пытался объяснить другой, уже известный астрономам, но непонятый эффект: орбита Меркурия, ближайшей к Солнцу планеты, отклонялась от законов небесной механики Ньютона. Отклонялась очень мало, всего на одну десятимиллионную, но в пределах досягаемости для астрономической точности. Отклонение это выявил за полвека до того У. Леверье, прославленный открытием Нептуна. Поведение Меркурия пытались объяснить влиянием еще одной незамеченной планеты или космической пыли, но безуспешно. В 1907 году не удалось это объяснить и Эйнштейну, одного его инструмента – принципа эквивалентности – оказалось мало.
Второй важный инструмент Эйнштейн нашел два года спустя в короткой заметке неизвестного ему П. Эренфеста. Тот обнаружил парадокс в простом вращении диска вокруг своей оси. Согласно теории относительности размеры тела сокращаются вдоль движения, а поперечные остаются неизменными. Значит, длина окружности вращающегося диска уменьшится, а радиус остается, каким был в покое. Но тогда отношение длины окружности к радиусу станет меньше 2p, вопреки евклидовой геометрии?! Обсуждался тогда и более общий вопрос – как понимать релятивистское сокращение, оно реально или субъективно? Эйнштейн изложил свое понимание в заметке 1911 года «К парадоксу Эренфеста»: сокращение не реально, поскольку его нет для наблюдателя, движущегося вместе с телом; однако вполне измеримо наблюдателем, не движущимся вместе с телом.
С этого началась переписка и дружба двух физиков. Год спустя они встретились, и вот каким было первое впечатление Эренфеста: «Неисчерпаемость идей, с одной стороны, абсолютная точность и аскетизм мышления, с другой… К тому же чрезвычайно простая, жизнерадостная, здоровая естественность, полная остроумия, – он необычайно душевен и одарен музыкально». Так выглядел Эйнштейн в 1912 году, когда к нему пришла величайшая его идея, – после четырех лет размышлений о том, как согласовать закон гравитации с теорией относительности: гравитация – это переменная геометрия пространства-времени.
Гравитация – геометрия пространства-времени
Когда знаешь результат идеи, можно объяснять естественность ее происхождения. На геометричность гравитации намекает уже галилеевская независимость скорости падения тела от его массы. Были у Эйнштейна и другие намеки. Гравитация эквивалентна ускорению наблюдателя, а вращение – тоже ускоренное движение – порождает неевклидовы соотношения. Реально-нереальные относительные изменения размеров в теории относительности подчинены абсолютной хроно-геометрии интервалов между событиями. И, наконец, если луч света – идеальный эталон прямой линии – искривляется гравитацией, то что же тогда прямая? Не остается ли луч света прямейшей, кратчайшей из всех возможных линий между двумя точками-событиями?
Подобные соображения могли стоять перед мысленным взором Эйнштейна, когда его интуиция в очередной раз взлетела крутой дугой к великой идее: гравитация описывается геометрией пространства-времени, геометрией неевклидовой, изменяющейся от точки к точке – точнее, от события к событию – в зависимости от распределения массы-энергии в пространстве-времени.
Оставалось выяснить, как эту зависимость выразить, на каком математическом языке и как связать математические величины с физически измеримыми. На это потребовалось еще четыре года.
Само понятие неевклидовой геометрии было тогда уже хорошо известным. Открытие геометрии Лобачевского, развитое Гауссом, Риманом и другими математиками, стало одной из главных научных сенсаций XIX века. Не зря в романе «Братья Карамазовы», написанном еще в 1880 году, упоминаются«геометры и философы, которые сомневаются в том, чтобы вся вселенная, или еще обширнее, – все бытие было создано лишь по эвклидовой геометрии, осмеливаются даже мечтать, что две параллельные линии, которые по Евклиду ни за что не могут сойтись на земле, может быть, и сошлись бы где-нибудь в бесконечности». Тогда Иван Карамазов этого не понимал «своим земным евклидовским умом», но в начале ХХ века неевклидову геометрию уже легко было объяснить школьнику на примере геометрии сферы, назвав прямой, проходящей через две точки, кратчайшую линию – даваемую натянутой нитью. Представив себя геометром, обитающим на сфере (и не видящим ничего за ее пределами), можно убедиться, что в этом 2-мерном сферическом мире любые две прямые пересекаются, а отношение длины окружности к радиусу всегда меньше 2p.
Понятно, что если радиус сферы очень велик, то саму сферичность заметить трудно, как и в давние времена, когда Земля считалась плоской. В начале ХХ века неевклидову геометрию прикладывали ко вселенной не только геометры и философы, но и астрономы, пытаясь понять, как можно оценить радиус 3-мерной вселенской сферы по астрономическим наблюдениям. При этом, однако, предполагалось, что свойства геометрии одинаковы во всех точках пространства. Эйнштейн же думал о геометрии, свойства которой меняются от точки к точке в зависимости от распределения и движения масс. Математики к тому времени уже придумали способ описания такой переменной, или римановой, геометрии, но физикам до Эйнштейна эта новая математика была совершенно ни к чему.
Эйнштейн, разумеется, прежде всего думал о новой физике, необходимой для описания гравитации, а новый математический язык требовался ему для выражения его физических идей. Эти идеи, однако, не встретили никакого сочувствия у его коллег – ни принцип эквивалентности, понятный даже школьнику, ни идея геометричности гравитации, не понятая никем. И это несмотря на то, что Эйнштейн был уже хорошо известным и даже знаменитым физиком. Пока он возился со своими предварительными эвристическими соображениями, его маститые коллеги публиковали свои четко оформленные теории гравитации, беря пример с электродинамики и опираясь на его же теорию относительности. Коллеги, можно сказать, защищали теорию относительности от ее автора, посягающего на симметричную стройность недавно созданной теории пространства-времени. Их теориям не удавалось объяснить аномалию Меркурия, но они могли думать, что не все возможности еще исследованы.
Увы, нам не узнать, как восприняли бы замысел Эйнштейна двое его коллег, лучше всех подготовленных к этому. Выдающиеся математики с сильнейшим интересом к физике – Пуанкаре и Минковский – внесли важный вклад в создание теории относительности, уже работали над релятивистской теорией гравитации, и – «по долгу математической службы» – владели римановой геометрией. Оба лишь немного не дожили до публикации замысла Эйнштейна соединить гравитацию и геометрию. Умерли они преждевременно и в обычном смысле слова, одному не было еще 60, другому – 50 лет. Дай им история еще несколько лет, и, вполне вероятно, путь к реализации замысла Эйнштейна был бы короче.
Математика, которая понадобилась Эйнштейну, была тогда настолько далека от физики, что он искал помощи. Будь жив Минковский, Эйнштейн мог бы обратиться к нему. Ведь именно тогда Эйнштейн оценил важность идеи Минковского о геометрии пространства-времени в теории относительности. А кроме того, он был студентом Минковского в цюрихском Политехникуме, куда как раз в 1912 году Эйнштейна пригласили в качестве профессора физики. Похоже, истории не захотелось облегчить Эйнштейну жизнь или же захотелось большего драматизма.
Прибыв в Цюрих со своим замыслом в голове, Эйнштейн навестил своего студенческого друга Марселя Гроссмана, к тому времени уже профессора математики, и попросил помочь. Гроссман согласился, «хотя, как настоящий математик, имел несколько скептическую точку зрения на физику» и отказался от какой-либо ответственности за физические утверждения. Он выяснил, что необходимый математический язык был разработан незадолго до того, помог Эйнштейну разобраться в нем и готовил математическую часть их совместной статьи. Осенью 1912 года Эйнштейн писал в письме: «Занимаюсь только гравитацией и надеюсь, с помощью здешнего друга-математика, преодолеть все трудности. Никогда в жизни я не трудился так усердно, и сейчас преисполнен глубоким почтением к математике, которую ранее, по наивности, считал лишь утонченной роскошью. По сравнению с нынешней проблемой теория относительности – детская игра».
Скептический математик, не вникающий в физику, – не лучший соавтор для теоретика, старающегося прочесть новую страницу в Книге Природы. Книга эта, согласно Галилею, написана на языке математики, однако говорит она именно о физическом мироустройстве. Знания отдельных слов иногда недостаточно для понимания целой фразы. Для этого нужен не простой словарь, а фразеологический, и Эйнштейн, можно сказать, работал над таким физико-математическим словарем гравитации. Будь его соавтором Минковский, который физикой интересовался не меньше, чем математикой, можно думать, они уже в 1913 году дали бы миру новую теорию гравитации-пространства-времени.
В реальной же истории совместно-раздельная статья физика Эйнштейна и математика Гроссмана не зря была названа лишь «Проектом теории гравитации». Главной неувязкой проекта была его недо-геометричность. Геометрические свойства фигуры не должны зависеть от того, каким способом описаны части этой фигуры. А в проекте Эйнштейна-Гроссмана способ описания ограничивали неуклюжим – негеометрическим – образом, как если бы в физико-математическом словаре разрешалось брать лишь слова с четным числом букв. Риманова геометрия вела к стройным уравнениям гравитации, если допустим любой способ обозначения событий пространства-времени, однако Эйнштейн думал, что против этого есть физические возражения. Он ошибался, но понял это лишь два года спустя, завершив создание теории в 1916 году. И можно сказать, что в этом завершении ему все-таки помог… Минковский.
Дело в том, что в последние месяцы 8-летней эпопеи по созданию теории гравитации, Эйнштейну помогли обсуждения с одним из крупнейших тогда математиков Д. Гильбертом – единственным, кто подключился к реализации эйнштейновского проекта. Гильберт, близкий друг Минковского, в 1911 году издал его посмертное полное собрание трудов, включая работу «Пространство и время». Это наилучшим образом подготовило Гильберта к разработке теории гравитации.
Сам Гильберт вовсе не преувеличивал свою роль и признавал, что «любой мальчишка в Геттингене понимает в четырехмерной геометрии больше, чем Эйнштейн, но сделал дело именно Эйнштейн, а не математики». И это вовсе не потому, что Гильберт физику ставил выше математики. Напротив, он говаривал, что «физика слишком сложна для физиков», и предлагал математикам упростить ее, привести в порядок, применяя свой проверенный способ – аксиоматизацию. Эту задачу в 1900 году, на Международном конгрессе математиков, он поставил шестой по порядку в перечне главных математических проблем наступившего века. Имелось в виду, что некоторые физические утверждения надо принять в качестве аксиом, из которых все остальные утверждения будут следовать согласно железной математической логике, подобно тому как выводятся теоремы из аксиом Евклида.
Вряд ли кто из физиков возражал бы против наведения порядка в данной физической теории, но аксиоматизация физики в целом имеет не больше шансов на успех, чем выработка единого подхода к завоеванию сердец. Разные сердца требуют разных подходов. Физика как раз в начале ХХ века, благодаря квантам и теории относительности, переживала большую смену того, что можно было бы назвать аксиомами. Математики отвечают лишь перед собственной логикой, а физикам приходится отвечать за свои теории перед Природой.
Гильберт и сам, похоже, догадывался, что при всей важности и плодотворности контактов физики и математики они остаются разными странами, в которых живут разные люди. Как-то на лекции он задал вопрос и ответил на него:«Знаете ли вы, почему из наших современников самые оригинальные и глубокие идеи о пространстве и времени высказал Эйнштейн? Потому что он ничего не знал о философии и математике времени и пространства!».
Эйнштейн умел получать подсказки от самой Природы, не полагаясь на запасы философско-математической мудрости, хотя его коллеги физики не все эти подсказки принимали всерьез. Физика – дело коллективное, и создание успешной теории обычно требует участия нескольких человек. Были соучастники и у Эйнштейна в создании новой теории гравитации – Эренфест, Минковский, Гроссман, Гильберт, однако вклад Эйнштейна был необычно велик, если сравнивать с другими теориями, включая и теорию относительности.
Необычно большой оказалась и награда за успех. Он это понял первым, когда из только что созданной теории получил точное количественное объяснение не-ньютоновского движения Меркурия и подтвердил два эффекта, предсказанные им еще в самом начале его пути на основе эвристического принципа эквивалентности. Оказалось, правда, что полная теория дает в два раза большее искривление луча света, что увеличило шансы проверить предсказание в астрономических наблюдениях.
В эйнштейновской теории гравитации движение масс объясняется не силами, а геометрией искривленного пространства и времени, точнее – пространства-времени, потому что постоянная c уже накрепко их связала. Искривленное пространство-время наглядно можно представить себе натянутой упругой пленкой, прогибаемой в некоторых местах гирьками: присутствие вещества искривляет геометрию, а тела движутся по кратчайшим линиям этой геометрии – кратчайшим, правда, не в пространстве, а в пространстве-времени, где каждая точка – это событие. Такие линии называют геодезическими. Так что Меркурий движется по геодезической линии в пространстве-времени, которая в проекции на пространство дает почти эллиптическую орбиту, в целом медленно вращающуюся.
Чтобы узнать меру искривления пространства-времени, надо плотность вещества умножить на коэффициент G/c2, чрезвычайно малый из-за малости G и огромности c. Потому-то кривизну пространства-времени так трудно было заметить. Гораздо труднее, чем кривизну земной поверхности.
Учитывая роль постоянных с и G в эйнштейновской теории гравитации, ее можно назвать cG-теорией или cG-теорией пространства-времени. Сам Эйнштейн называл ее Общей теорией относительности, имея на то веские личные причины. При создании теории он использовал, наряду с принципом эквивалентности,«общий принцип относительности» – фактически, отказ придавать координатам измерительный смысл и возможность рассматривать произвольно искривленное пространство-время. Когда же теория была построена, оба вспомогательные принципа растворились в ней, потеряв самостоятельный смысл. Можно сказать, что то были строительные леса, которые после окончания строительства следовало бы убрать. В теории гравитации Эйнштейна нет никакой более общей относительности, чем была в теории относительности 1905 года. Впрочем, название теории не столь важно, как ее содержание. И представление о содержании теории во время ее строительства и после окончания могут сильно отличаться.
В те годы, когда Эйнштейн искал теорию гравитации для описания астрономических явлений, он занимался и совсем другой физикой – физикой атомов и квантов света. Иногда у него возникала надежда, что новая теория гравитации заодно решит и проблемы физики микромира. Однако завершив труд, Эйнштейн трезво зафиксировал, что его теория «не может сказать о сущности других явлений природы ничего, что не было бы известно из теории относительности. Мое мнение, высказанное недавно по этому поводу, было ошибочным».
Как вам нравится такой триумфатор?
Как приходит мирская слава
В конце ХХ века проводились разные опросы, подводящие итоги столетия, тысячелетия и всей человеческой истории. Эйнштейн оказался одним из самых знаменитых людей в мире. Согласно опросу, проведенному журналом Physics World среди сотни виднейших физиков, Эйнштейн и Ньютон заняли первое и второе место, при этом Эйнштейн опережает примерно на 20%. Если же «прогуглить» Интернет именами Albert Einstein и Isaac Newton, то окажется, что в глазах широкой публики Эйнштейн популярнее Ньютона аж в 4 раза!
Почему мирская слава столь непропорциональна? Неужели вопросы квантово-релятивистские волнуют публику больше, чем физиков? Вряд ли публика и знает такие слова. С практической точки зрения, открытия Максвелла имеют гораздо большее значение. С той же точки зрения, Эйнштейн, можно сказать, всего лишь поправил Максвелла и уточнил Ньютона. К тому же опираясь на открытия Галилея – на принцип относительности и принцип эквивалентности. Так откуда же пришла к Эйнштейну такая непомерная всемирная слава? Главное – не откуда, а когда.
Две разные славы возникли в разное время и по разным причинам.
К 1913 году заслуги Эйнштейна перед физикой были уже столь велики, что к нему в Цюрих из Берлина приехал Планк – с предложением королевским и даже императорским. За год до того возглавивший физико-математическое отделение Прусской Академии наук, Планк предложил Эйнштейну принять выдвижение в члены Академии, профессорскую должность в Берлинском университете без обязанностей преподавать и руководство создаваемым Институтом физики. Германский император и король Пруссии Вильгельм II одобрил это предложение, и 2 июля 1914 года состоялся торжественный прием Эйнштейна в Академию, на котором – по традиции – он произнес речь. Речь он начал с благодарности за то, что это избрание освободило от «забот службы и позволило полностью посвятить себя занятиям наукой», а говорил о соотношении теории и эксперимента: «Перед теоретиком стоят две разные задачи: отыскать общие принципы, из которых можно вывести проверяемые следствия, и получить сами эти следствия. Для второй задачи теоретика готовят в университете. Совершенно иного рода первая. Не существует метода, который можно выучить, чтобы его успешно применять. Исходные принципы теоретик должен выведать у природы, разглядев общие черты множества опытных фактов. Пока же такие принципы не найдены, отдельные факты бесполезны. В подобном положении находится квантовая теория с тех пор, как Планк показал, что соответствующий опытам закон теплового излучения можно рассчитать с помощью квантовой гипотезы, несовместимой с классической механикой Галилея-Ньютона. Гипотеза эта за прошедшее с тех пор время блестяще подтверждена. Но несмотря на усилия теоретиков, до сих пор не удалось заменить принципы механики на такие, из которых следовал бы планковский закон теплового излучения. Мы находимся в том же положении, что и астрономы до Ньютона. Но есть и случай, когда четко сформулированные принципы ведут к следствиям, недоступным пока исследованию. Это – теория гравитации. Понадобятся, быть может, многолетние опыты, чтобы проверить обоснованность положенных в ее основу принципов».
Эйнштейн говорит о только что опубликованном «Проекте теории гравитации».
В ответной речи Планк, воздав должное новоизбранному академику, не скрыл своего скептического отношения к его последнему проекту. Как и другие коллеги Эйнштейна, Планк защищал теорию относительности от ее автора. При этом он упомянул об экспедиции для наблюдений предстоящего солнечного затмения, в которых должно было проверяться предсказание Эйнштейна об искривлении лучей света под действием гравитации. Закончил Планк тем, что в физике «острейшие противоречия разрешаются при полном уважении и сердечном отношении друг к другу».
Противоречия мировой политики вторглись в ход истории науки и в историю мировой славы Эйнштейна. Солнечное затмение предстояло наблюдать в России 21 августа, и германская астрономическая экспедиция уже была там, готовясь к наблюдениям, когда 1 августа 1914 года началась Первая мировая война. Руководителя германской экспедиции, астронома Фрейндлиха, интернировали, оборудование конфисковали.
А начнись война на месяц позже, и нынешней публичной славы Эйнштейна, скорей всего, не было бы.
Дело в том, что в 1914 году проверялось бы предсказание Эйнштейна, сделанное в 1911 году на основе лишь принципа эквивалентности. Соответствующее отклонение луча света было в два раза меньше истинного, полученного Эйнштейном из завершенной теории гравитации в конце 1915 года. Стало быть, измерения германских астрономов в 1914 году опровергли бы предсказание германского физика, а исправление предсказания в 1915 году в глазах неспециалистов-журналистов выглядело бы вынужденным. И уж во всяком случае никакого триумфа для Эйнштейна.
Триумф состоялся пять лет спустя, вскоре после окончания Мировой войны, когда британская астрономическая экспедиция в Африке и Бразилии наблюдала полное солнечное затмение 29 мая 1919 года. О результатах измерений, подтвердивших теорию Эйнштейна, было доложено 7 ноября на совместном заседании Королевского общества (Британской Академии наук) и Астрономического общества, где Президент Королевского общества Дж. Томсон назвал теорию Эйнштейна «одним из величайших, а возможно и самым великим достижением в истории человеческой мысли».
Об этом 9 ноября сообщила заокеанская «Нью-Йорк Таймс» и другие газеты мира. Газетный рассказ о чисто научном событии был удивительно подробным, с указанием измеренной величины сдвига в 1,98 угловых секунд с возможной ошибкой 6%, и предсказанной в теории Эйнштейна величины 1,7 угловых секунд (такого масштаба величина соответствует монете, разглядываемой на расстоянии одного километра). Сообщено также, что точности измерений не хватило для проверки второго предсказания Эйнштейна – о сдвиге частоты света. В следующие несколько недель «Нью-Йорк Таймс» еще пять раз возвращалась к теме.
Так родилась публичная мировая слава Эйнштейна.
Крохотная величина кажущегося сдвига нескольких звезд не имела никакого практического значения для обычной жизни людей, но, можно сказать, была обратно пропорциональна публичному эффекту. Причины этого связывают с тогдашним мировым контекстом. Только что закончилась страшная война, в которой, в частности, солдаты Германии и Британии стреляли друг в друга, пылала иррациональная международная ненависть, миллионы были убиты и искалечены. А тут британские астрономы подтверждают теорию германского физика, говорящую о пространстве, времени, лучах света от дальних звезд… Что могло быть лучшим символом мирного рационального мироустройства?
В публичной реакции на событие научной жизни, однако, не упоминалось самое крупное открытие во всей истории науки, – самое крупное по физическим размерам.
В 1917 году Эйнштейн открыл Вселенную.


Самое короткое правило о явлении и понятии Время

Самое короткое правило о явлении и понятии Время

Мы – земляне – никак не измеряем время, а измеряем и подытоживаем «длительности событий» при помощи «земной естественной стабильной длительности» (меры). Ведем учет будущих и прошедших длительностей: дня – ночи.
Эта универсальная мера – обычный разворот Земли (и его 24 части) (часы), т. е. длительность этого разворота.

P. S.
Точку в этой длительности мы планируем и находим так: концерт состоится завтра (т. е. на следующем развороте Земли), после того как пройдут 18 частей от начала (ноля) будущих суток – 18:00. Время нам не понадобилось. Да и утро нам принесет не оно, а Земля, развернувшись к Солнцу нашей стороной. Ускоряться это время, как утверждает Эйнштейн, тоже не может – все длительности разворота Земли вокруг своей оси, вокруг Солнца всегда одинаковы.
Длительности бывают разные и измеряются минутами, секундами, но эти единицы – не «время», а короткие длительности, меры измерения.

Самое короткое правило или
точное, буквальное, полное определение загадочному явлению – ВРЕМЯ

Мы, земляне, измеряем при помощи часов не время! Не время событий! Мы измеряем длительности событий, как бы сравнивая меру длительностей и само событие (или часть дня).
Для того чтобы измерить что-то, надо найти меру, например, мера длины – расстояния между двумя предметами или самого предмета – метр и его мелкие составные части (сантиметры).
Наши предки нашли такую меру. Они не стали гоняться за секундой, которую и сегодня еще никто не поймал, и не описал, и за мифическим, ускользающим временем, а взяли за основу оборот Земли вокруг своей оси (и две его повторяющиеся, сменяющие друг друга части, фазы – день и ночь) и назвали эту меру «сутками». Позже, при достаточном уровне развития цивилизации эту меру поделили на 24 части, назвали «часом» и пользовались, пока не понадобились более мелкие единицы измерения. Поделили на 60 частей (минута) и еще каждую из них на 60 (секунда). Итак, введен учет прошедшим событиям, которые давно отгремели, отцвели, отзвучали, отгорели, и планируется будущее (при следующих разворотах Земли, вокруг себя или Солнца) универсальной, простой мерой, а фиксируем это всё с помощью механического устройства – часов, которые создали сами, они отсчитывают проходящие частички суток (разворота) и одновременно длительности событий, которые происходят сейчас и пауз между ними, т. е. все, что происходит на Земле в течение этой главной длительности – разворота ее вокруг своей оси.
Это событие – произошло на этом отрезке оборота (мы зафиксировали), а это – на закате дня. Значит, позже. Глядя на циферблат часов мы можем вспомнить, в какой момент разворота мы сделали «то-то». Большие события мы тоже научились фиксировать и планировать (наоборот, сначала – планировать, а когда прошли – фиксировать), создав календарь, дав имя каждому развороту (дню года) – первое мая, двадцать пятое августа… Маленькие длительности (короткие события) мы измеряем секундами (мельчайшие длительности, которые мы без развития науки и техники никогда бы и не ощутили, и не смогли бы точно отмерить. Это 1/86400 часть разворота Земли, и она олицетворяет перемещение объекта, находящегося на поверхности Земли (человека) всего на 30-35 метров.
Длительность перемещения! «раз – и мы переместились навстречу…», «раз – и мы переместились навстречу вечеру и темноте на 30 метров». Более длительные события – измеряем минутами (завтрак, заправку автомобиля), а крупные события (концерты, переезд другой город) – часами. Год (оборот Земли вокруг Солнца) – это 365 дней-разворотов.
В мире одни длительности! Вот почему я так скрупулезно растолковываю.
Ну, а точку в этой длительности мы планируем и находим так: «концерт состоится завтра, т. е. на следующем развороте Земли, и нам надо отмерить 18 частей от нуля – начало нового разворота, начало отсчета. И после того как они пройдут (отмеряются на циферблате), в 18:00 начнется концерт. Время нам не понадобилось и тут. Ну а следующий день получится и появится только из-за того, что Земля развернется нашей стороной к Солнцу.


Сто одна ошибка ученых

Исаак И. Ньютон: «Абсолютное, ис-тинное, математическое время – протекает равномерно…»; «Относительное (кажущееся или обыденное) время – это точная или изменчивая мера, совершаемая при посредстве какого-либо движения».

Самолов: «Если уж так уверенно, так определенно и так авторитетно, то почему «или – или» (точная? изменчивая?)». Зачем же усложнять простые истины, ведь на самом деле всё просто и понятно. Представьте на секунду – никакого времени не существует, а длительности событий (и пауз между ними) мы измеряем такими же длительностями, но меньшими как сантиметром (часть большего) мы измеряем любые отрезки, до метра, разделив большую, стабильную, реальную длительность – метр, на 100 частей, так и здесь мы взяли очевидный, извечно повторяющийся «период» (процесс) – сутки (длительность одного разворота Земли) разделили на 24 равных части (позже на 86400 частей-секунд), и накладывая (совмещая, сравнивая), измеряем ими различные небольшие длительности событий. Ну а такие большие, как жизнь человека, мы измеряем другой длительностью – длительностью оборота Земли вокруг Солнца (год). Получается, Солнце – это стрелка, а Земля – механизм нашего земного будильника, наших земных часов. Время, воспетое и одухотворенное поэтами, оживленное, материализованное и наделенное учеными планеты десятками свойств, нам не понадобилось, его некуда приспособить, поэтому его и нет в природе, ни свойств (ни скорости, ни энергии), ни влияния, а подгоняет людей (и животных) Земля, которая кружась и перемещая нас (незаметно для нас), поворачивается то одним боком к Солнцу, даря нам утро, которое и будит нас, то другим, принося ночь. Время никогда не ускорялось даже для стариков – Земля всегда кружилась с одной скоростью. С этой скоростью мы и стареем (заметьте, у времени, которое нам предлагают ученые, времени нет), 36700 оборотов – и тебе уже 100 лет, 36700 дней.
Перечислять всех ученых, которые направили человечество (гоняясь за диссертациями и славой), нет смысла. Материальные потери (убытки) тоже не подлежат исчислению. Но главное – это моральный урон, ученым нельзя доверять будущее планеты (доказательством этому могут послужить их заигрывание с религиями, от М. Бехтеревой: «Только Бог мог создать такое совершенство как мозг, до президента и вице-президентов Академии наук!?». Стыдно за них, больно за истину, страшно за будущее. Кто бы их остановил и указал правильный путь? (не мне же это делать) Игрушки в их руках очень опасны, а моральных и этических принципов у них со временем, в пылу борьбы, не осталось. Подозреваю, что этой болезнью они подвержены все до единого.
Ну а теперь о том, от чего мы избавляемся, и что приобретаем в итоге пересмотра основополагающих истин современности? Нет десятков значений понятию («категории») «бесконечность времени». Не было никогда начала времени (даже если бы оно существовало и реальных событий при рождении времени тоже не существовало). Никогда не будет построена «машина времени», и по понятным причинам, и по причине того, что прошлого не существует. Под понятием «прошлое» мы принимаем запомнившиеся нам события, записанные на ленте памяти, весьма приблизительные, потому что со временем стираются, а после смерти человека исчезают. Общей памяти быть не может, а значит и общего вечно живого прошлого нет. Яблоко, которое мы съели минуту назад, о котором мечтали, как о будущем, больше никто никогда не увидит и не съест (да и у нас его образ через неделю исчезнет). Никогда не было большого вселенского взрыва, при котором родились Время, Пространство и Материя. Никогда Вселенная не была разогрета до температуры в миллиарды миллиардов градусов, тем более за долю секунды растерять всю эту энергию и охладиться до температуры миллиард градусов тоже невозможно, ведь такой энергии некуда деваться, а других вселенных не существует. Мало того, если бы вселенная хотя бы один раз вся полностью выгорела, со всеми живыми спорами жизни и такой органической жизнью, как на планете Земля, то живой мир Вселенной никогда бы не восстановился, он также вечен.


Тайна категории Время раскрыта «Я прикоснулся к Вечности»

Тайна категории Время раскрыта
«Я прикоснулся к Вечности»

Григорий Самолов опровергает перечеркивая всех труды ученых физиков, что категорий, понятий, явлений «Время» и «Пространства» – не существует.
Вместо «реки Времени» (неукротимой и всемогущей) несет нас, от света (день) – к темноте (ночь – сторона, не освещенная Солнцем), на своих боках матушка-Земля (несет «параллельно нашей жизни», где мы трудимся, веселимся, не замечая этого кружения – а приписываем приход ночи могущественному влиянию Времени. Вращение же (полный оборот Земли вокруг оси), вернее, длительность разворота, являясь главной мерой (мерилом, лекалом) всех событий, и называется – сутки. Вот этой длительностью мы и измеряем все длительности разных событий. Для удобства человечество разбило (поделило) сутки на 24 равных части, а развитием цивилизации длительность (разворота) разбили на 86400 частей и назвали «секунда». Она так мала (мгновение), что человек не успевает даже осознать себя («был ли я в той, прошедшей, секунде»). Получилась такая шкала (суточная) для фиксации дел, событий – «а где я был на 3000-ой секунде длительности суток от полуночи, и где я буду на 80000-ой…»
Получается, что вращение Земли – это часовой механизм, а Солнце, движущееся по небосводу – часовая стрелка, показывающая, какую часть длительности дня (или разворота) мы прожили, какой сейчас момент дня, и сколько таких «долек длительностей» осталось до полуночи (начало и конец отсчета). Земля определяет и другую естественную меру измерения длительности событий. Год – это один оборот (круг) Земли вокруг Солнца. У Венеры «год» в 200 раз меньше.
Секунда – длительность, сутки – длительность, концерт – длительность, жизнь – длительность, вот и измеряем, накладывая и сравнивая. А физики обманулись. Времени, того придуманного и наделенного десятками качеств, свойств, возможностей, силой, влиянием, нет. Ни абсолютного, ни локального, ни бесконечного, ни летящего. Есть только летящая материя. В пустоте, просторе, которую ученые тоже наделили свойствами, искривленная, расширяющаяся и т. д. Да и прошлого (куда нас хотят отправить на «машине Новикова-Торна») – тоже нет. Прошлое – это всего лишь наша воображаемая память «о прошедших событиях», да и то, пока мы живы.
И только летящая, падающая в пустоту материя. Пустоту (мрачную, «мертвую», безвольную), которую ученые тоже (постепенно) наделили десятками фантастических свойств… Ждем ответа от Нобелевского комитета, реакции от наших граждан, ждем полемики и предложений – что же нам-землянам теперь делать? А ученым – всплеск новых идей, нам же – отвыкать от слова «время». Сама научная статья находится в РАО, телефон 2033260. Статья запатентована 11.05.06 «Новые свойства физических величин».
Там же находятся и «Правила определения понятия «Время» для десятилетних детей».
469-07-36
504-69-92
467-52-94


Ученые планеты!.. Scientists of the planets!..

Ученые планеты!.. успевшие занять свои высокие посты!.. Что вам мешает отказаться от всех глупостей (накопленных за сто лет) и принять нормальный естественный вариант: есть бескрайняя пустота и вечно летающая по ней материя!? Ведь это так прекрасно: нет вымысла, обмана, ошибок, трагедий, риска, бессмысленных затрат, истязаний молодых ученых… есть Истина и плодотворная полезная работа без страха и стыда… А материя эта!!!… она так разнообразна!.. так прекрасна… что и выдумывать ничего не надо… исследуй, любуйся, размышляй! Ну сократятся (пока) в тысячи раз ряды ученых (так это — обманщики ушли!), но зато всё — Правда, Истина… всё контролируемо, все четко, надежно. Ну а звания, премии, диссертации, должности мы вам сохраним до самой смерти… дайте вдохнуть глоток чистого воздуха… возможно вселенское враньё и беды народов нашей планеты начинаются не с преступлений аморальных политиков, а с вашей безответственности, спешки, соперничества…
Господа юристы! Обращение, призыв. Ученых-физиков приструнить не смогу, а тренеров, учителей, академиков, медиков — могу и сам… Юристы планеты помогут мне озвучить моё изобретение и те люди — которые без «Теста 100 параметров», без АГТ будут принимать детей в секции или допускать к школьной «физической культуре» — будут по полной отвечать за травмы полученные из-за работы с неподготовленными детьми!.. Отвечать по всей строгости закона: умышленное нанесение вреда беззащитному, доверчивому, целеустремленному ребенку!? Вот тогда исчезнут травмы, а в спорт (смело!) придут множество идеально подготовленных детей! Спорт будет дарить только радость и положительные (и даже высочайшие в смысле наслаждения) эмоции!
Господа! Если боссы, функционеры спорта, образования, здравоохранения (на нашей планете) не одумаются, не остановятся, не примут мои (своих-то нет) меры — мои универсальные, действенные (быстродействующие) методы, упражнения — поставим их в известность: родительские комитеты, союзы, всё общество!.. будут внимательно и постоянно следить за их (деструктивной, примитивной, антинаучной, антигуманной) деятельностью… чтобы навечно обезопасить всех детей планеты и весь спорт, – чтобы полностью, повсеместно занять детей, радовать их «каждый день и час»…и безостановочно (весело… красиво…) оздоравливать!..
Scientists of the planets!.. you were in time to hold the high posts!. What prevents you to refuse all nonsenses (saved up in hundred years) and to accept normal natural option: there is a boundless emptiness and matter eternally flying in it!? After all it is so fine: there is no fiction, deception, mistakes, tragedies, risk, senseless expenses, tortures of young scientists… there is the Truth and productive useful work without fear and shame… And this matter!!!… it is so various!. it is so fine… that it is not necessary to invent anything…just investigate, admire, reflect! Well, ranks of scientists will be reduced (for a while) in thousands times (so deceivers left them!) but all – Truth… everything is controllable, accurate, reliable. We will keep your ranks, awards, dissertations, positions up to the death… let’s take a breath of clean air… probably universal lies and troubles of the people of our planet begin not with crimes of immoral politicians, but with your irresponsibility, haste, rivalry…
Dear lawyers! Address, appeal. I can not take in hand scientists-physicists, but I can deal with trainers, teachers, academicians, physicians myself… Lawyers of the planet will help me to sound my invention and those people — who without «Test 100 parameters», without AHB will accept children in sport groups or allow to school “physical culture” — they will be fully responsible for traumas received because of work with unprepared children!… They will answer for these with all severity of the law: deliberate drawing of harm to the defenseless, trustful, purposeful child!? Only then traumas will disappear, and a great number of ideally prepared children will (bravely!) come in sport! Sports will give only pleasure and positive (and even the highest in sense of pleasure) emotions!
Misters! If bosses, functionaries of sports, education, health care (on our planet) won’t come to their senses, won’t stop, won’t take mine (they don’t have their own) measures — my universal, effective (high-speed) methods, exercises — we will let them know: parental committees, unions, all society!. will attentively and constantly watch their (destructive, primitive, antiscientific, anti-humane) activity… to secure all children of a planet and all sports forever, – to occupy children completely, everywhere, to please them «every day and hour»… and to revitalize them all the time (cheerfully… beautifully…)!.


Ящик Пандоры

 

 

Ящик Пандоры

 «Хватит жить иллюзиями, уповать на то, чего нет, и не замечать истины»

В оригинальной манере доказано, что «пространства», которое наделили многими качествами (искривленное, четырехмерное и т. д.) возможностями и взаимодействием (ОТО А. Эйнштейна) с материей и временем, такого пространства не существует. Нас окружает пустота без форм и характеристик. Не существует и физического явления Времени, которое нас якобы торопит, всё фиксирует и «рушит гранитные замки». Без которого вроде исчезнут не только ОТО (общая Теория относительности), но и материя и пространство (по выражению А. Эйнштейна). Подгоняет нас и «несет на крыльях» (параллельно нашим действиям) и одновременно фиксирует все события – Земля, вернее ее поворот вокруг собственной воображаемой оси (длительность этого разворота – сутки, или 24 часа – 24 части, часть ее разворота, 86400 равных частей (секунд) это и есть «лекало» и мера всех событий. Накладывается длительность на длительность. Длительность части разворота (или наоборот) на длительность событий (или пауз между ними), и никакое вымышленное, мифическое Время нам не потребуется. А свидание мы назначаем (эту точную точку в длительности дня так – добавляем к общепринятой точке отсчета, 12 часов дня (полдень) одну такую же или меньшую (большую) длительность, и получится в итоге встреча в 01 час дня. Убедиться в отсутствии Времени легко – выйдите в поле, лягте на траву (часы не берите) и пошлите всё подальше, и вы почувствуете, что времени нет… никто вас не торопит… Нет – то нет, а солнце вот-вот зайдет за горизонт, уже темнеет, и вам надо торопиться домой, день уже не догоните, и дела, конечно же, не успеете доделать, Земля-то вертится. Вот кто виноват… Вот кто движет всем… Вот кто нас несет, мчит, кружит от света к мраку, от мрака – к свету. Виновник найден! Отныне физики могут вздохнуть – путь к прогрессу открыт. Будем искать новые законы сообща.

Я прикоснулся к вечности

Высылаю Вам сенсационный, как мне думается, материал (оригинальное решение вечной проблемы) о наличии полного основания (и уймы обоснований) считать категории времени и пространства, и все их значения (значимость, свойства, разновидности, влияния, могущества, взаимодействия и взаимозависимости, подтверждающих их наличие) вымышленными и скомпилированными (подтасованными возможно даже с благородными намерениями, целой вереницей ученых, от Аристотеля и Ньютона до Г. Минковского и крупнейших астрофизиков современности из США, Англии и др.). Человек издавна измеряет длительности событий более мелкими длительностями (длительность кинофестиваля /3 дня/ – длительностями разворота Земли /3 разворота/ вокруг собственной воображаемой оси). Более мелкие события мы измеряем 1/24 частью длительности этого разворота (суток). Это 1 час. И «волшебное», всемогущее время нам здесь не понадобилось, потому что его нет. Пространство, Вселенная – пустые слова, которые ученым так и хочется чем-то (свойствами, возможностями) наделить, единым центром, всевластным и всесильным, где летают (падают в бездну), влияя и не влияя (взаимодействуя или нет) скопление материи, которая ничему более, кроме своих законов, не подвластна. Пустота. Ничто. «То, чего нет». Поэтому, энергии в Космосе не то чтобы на общий полный нагрев Пустоты (Вселенной) до миллиона градусов, но даже на 1 градус никогда не найдется. Взаимодействовать же этим несуществующим категориям (А. Эйнштейн), как и летать будильникам со скоростью света (увеличивая и уменьшая свои размеры), нет смысла. Друзья! Мир устроен намного проще. И от этого он не менее прекрасен и загадочен. Не загромождайте путь к истине выдумками, диссертациями, именами и премиями.

Кому выгодно обманывать Человечество?

Чем мы измеряем длительности событий (и пауз между ними) на Земле?

«Г. Минковский: «Время двигает процессы и взаимодействует с пространством». Г. Самолов: «Время ничего не двигает, не взаимодействует с пустым, аморфным, бесконечным, мертвым, бессильным, почти нулевым простором по имени Ничто и Нигде. Мало того – и самого Времени нет (потому что оно не нужно)»

Сколько же возникло и возникает надуманных вопросов в научном мире, на которые можно ответить только правдиво, четко, прозрачно, коротко, ясно и доказательно, на которые есть только один ответ

– одни ученые ищут доказательство сингулярности, – другие причину, место, формулы и обстоятельства рождения («начала») времени, – проявления и отличие локального и абсолютного времени, – доказательство наличия «проточины», дыры во Времени, типа Торна, – новые и новые (недоказуемые) свойства пустоты (пространства), – начало Жизни на Земле и в Космосе (жизни, которая никогда не появлялась и никогда не исчезнет, – Золтан Хайман из города Принстона – большой взрыв, из которого недавно (совершенно беспричинно) выскочили Время, Пространство и Материя, – перечисляют и изучают все виды Вселенной (Горячей, Пузырчатой, Расширяющейся, Пульсирующей – английский астрофизик П. Дэвис – Вселенная с переменным ходом Времени) и т. д., – механизмы взаимодействия материи и континуума пространства-времени, – пытаются дотянуться до начала «бесконечности времени» (дав ей около десятка названий и определений), – пытаются категорию Время (которого не существует) выразить в графиках, – вычисляют и строят Машину времени, чтобы окунуться в прошлое, которого нет (оно только в нашей памяти и фантазиях) (умирает человек и всё его прошлое умирает вместе с ним). Ответ на все десятки и сотни вопросов простой – нет категории Времени и Пространства, а значит нет и этих вопросов. Всё намного проще – есть процессы, а мы их измеряем своими земными мерами.   Понятие, которое до сегодняшнего дня будоражило воображение тысяч и тысяч философов, поэтов, ученых, поколений, завороженных присутствием признанного всеми основой всего сущего, и людей, смиренно принимающих на веру его могущество, всесилие, непоколебимость, волшебство, силу, которую никто не видел, но которую вроде бы можно было на каком-то отрезке, на каком-то из участков фиксировать будильниками и секундами, которые вроде бы и были незаметными частицами времени, но, объединившись в большие «отряды» (большие меры измерения, часы, года, столетия), были всевластны и непобедимы. Вообще-то открытие касается и решает судьбу многих понятий, но главное из них Время и Пространство. Загадочные слова. Объекты изучения. Темы для инсинуаций и паразитирования, повод для мечтаний, для всемирной фантазии. Основа сотен формул, теорий, диссертаций, книг, фильмов, течений, учебников, престижных премий. Основа для соблазнительных и амбициозных планов такого слабого Человека. Загадочное, никем не разгаданное, монументальное и основополагающее понятие, наделенное (поступенно, наобум, безоглядно), безосновательно безответственными людьми – сонмищем свойств и возможностей. На поверку же (человека со стороны) оказывается, что Пространство это не та неотъемлемая и важнейшая составная часть из Теории относительности (ОТО А. Эйнштейна), а безликая, бесконечная, безвоздушная, аморфная, мертвая (если не брать во внимание нас, вроде бы временных, в надежной «оболочке-люльке»), неуправляемая, не освоенная никем и ничем пустота, и если ее искусственно не ограничивать, то и Ничто, бескрайняя Пустыня, то, чего нет, – «простор» – точное ему русское название. Хотя ученые и умудрились дать ему красивое, напыщенное, значимое название Вселенная. Одни назвали, другие стали наделять нереальными свойствами. Нет у пустоты ни одного свойства. Нет у пустоты ни общей энергии для большого вселенского взрыва, ни точек соприкосновения, ни смысла и причины для этого. С Материей, которая пролетает, падая в бездонный колодец, со страшной  скоростью – тысячи метров за одну миллисекунду. Миллисекунду, выдуманную и отмеренную нами (современными методами) единицу длительности, летит, просто не успевая взаимодействовать с пустотой. (Кстати не знаю, правильно ли подсчитали ученые все скорости Земли (и вокруг Солнца, и одновременно по пути с Солнцем вокруг Галактики, и по пути с Галактикой в ее непрямом направлении). Пролетает, конечно же, даже не соприкасаясь, и, тем более, не взаимодействуя с Временем, которого не существует (см. ниже), но которое в ОТО также играет важнейшую роль (как форма существования четырехмерного пространства), и также наделено множеством свойств и значений. А все заблуждения и беды начались с ошибочного определения категории Время. С категорией «Время» ученые обманулись следующим образом: тысячелетиями земляне обходились без такой категории и такого помощника («время рушит гранитные замки»), который вроде и растит детей, но старит и убивает стариков. Ориентиром для них («часовой стрелкой») было вечно восходящее и всегда закатывающееся Солнце, а механизмом без сбоя и завода вертящийся вокруг своей воображаемой оси Земля (которая несла и несет нас, из-за чего мы и не замечаем работы-значимости этого механизма). Значит, не время нас подталкивает и торопит, или тащит на веревке, а Солнце, которое вот–вот зайдет и останутся незавершенными дела, которые мы планировали сделать сегодня. Солнце разве виновато? Земля ли быстрее закружилась, ускоряя чье-то локальное время? Нет-нет, это мы лентяи или неумехи неверно, нереально всё спланировали. А вот Земля «закружилась» – это важно. И никто еще об этом не говорил. Вот как раз этот оборот Земли (сутки – день и ночь – это уже цикл для нас), и приняли за могущественную силу «Время» первые мыслящие земляне. (Действительно, эту силу не остановить). Вернее, не сам оборот, а его длительность, и ее более мелкие составные части, используя эту длительность как лекало, сопоставляя (как бы накладывая) длительности различных событий с одной или несколькими из 24 равных частей (час), длительности этого разворота. Более крупные длительности событий мы научились измерять еще одной постоянной величиной (лекалом) – оборот Земли вокруг Солнца (год). «Человек прожил…» Нет: «длительность жизни этого человека равна длительности 65 оборотам Земли вокруг Солнца (а жизнь этого насекомого – равна длительности 65 оборотов Земли вокруг своей оси).

ДЛИТЕЛЬНОСТЬ ИЗМЕРЯЕМ ДЛИТЕЛЬНОСТЬЮ!!!

Категории Времени здесь нет. Время здесь не нужно… А где нужно? А нигде. Процессы происходят (всё взаимодействует) по своим причинам и законам, со своей скоростью, силой и широтой охвата. Без какого-либо погонщика. Считать это всё, сопоставлять – мы научились, а расставлять во времени (доказывая, что оно есть) не надо – всё само выстраивается по причинно-следственным связям, по мере своего созревания. Время не только не нужно, его срочно надо запретить, оно запутывает наших ученых, на него надеются, на него ссылаются – и это очень опасно… Ну, представьте, кто-то во Вселенной «выключил» Время и теперь некому будет «включить» его – всё замерло. Навечно. Страшно… Бессмысленно… А теперь, Дорогой читатель, внимание! плоды поспешности, ажиотажа, закрытости науки: только понятию «Бесконечность Времени» наши неугомонные ученые дали около десятка названий: счетная, аффинная, проективная, конформная, топологическая, теоретико-множественная, математико-логическая и пр. А её, этой «бесконечности» – не существует. Всё, что было бесконечное количество лет назад, никогда не происходило. Нет той первой точки… Нет начала у Космоса, у материи, жизни, Разума в космосе, божественной силе (если она в каком-то виде существует), и нет этому всему существующему конца. Космос неизменен. Одинаковый и разный всегда, с неизменными законами и данностью. До большого взрыва (большого, но не вселенского) и до предыдущего большого взрыва, и т. д. Но вы, читатель, не расстраивайтесь, автор не лишил вас никаких ваших ценностей, только привнес. И не беспокойтесь, это не «времена всё разрушить» пришли, это «времена» разбирать завалы на пути продвижения Человечества к вершинам прогресса в одном единственно верном направлении пришли. Наоборот предлагаю настроиться на оптимистичный лад, ведь с сегодняшнего дня у нас, землян, есть здравый смысл. Есть Истина. Нет больше пут. Нет непробиваемой стены. Нет групповщины. Нет беспокойства, шараханий и отчаяния, а есть теперь у нас перспектива возрождения здравого смысла и в научных кругах, есть надежда, что Человечество пойдет не торопясь, по прямому пути, без более сложных и более трагичных ошибок и заблуждений. Хотя… куда уж трагичней – сто лет только теории относительности, триста – всем остальным заблуждениям. Вывод таков – мы получили урок. И надо взять за правило отныне ничего не воспринимать на веру. Слишком большая цена будет таким ошибкам. Ошибкам, которые нельзя исправить (и не исправлять нельзя).

Вот, полюбуйтесь, это только некоторые ошибочные утверждения, которые завели Человечество в тупик.

Аристотель: «Время существует, пока происходят события. Если их нет, то и времени нет. (Самолов: «Куда же оно подевалось, если было?») Аристотель: «Пространство и Время непрерывные величины» (Нет таких величин). Ньютон: «Есть два вида времени – относительное и абсолютное. Абсолютное, истинно математическое время, протекает равномерно и течет в одном направление (от прошлого к будущему). (Самолов: «Если бы я родился до н. э., я бы и тогда так не думал»). (Здесь понятно, планета, кружась, несет нас от ночи к ночи, от года к году и добавляет всем по годику к нашему возрасту – еще одна зима, еще один день рождения, и на один год ближе конец. И Время здесь ни при чем. Лейбниц: «Время не сводится полностью к причинности, хотя и коррелируется с ней». (И причин у Времени нет, и его самого, и даже причины появиться нет). Эйнштейн: «Пространство и время связаны между собой (как? – Г. С.) и образует единый четырехмерный мир». (Куда занесло воображение и прыть?..) Эйнштейн: «Относительность длины, времени и массы зависят от систем отсчета». (Самолов: «Куда же девается (временно?) эта длина, и как возвращается за двадцатым полетом, и что случится, если наблюдателей будет много и в разных точках?») Эйнштейн: «Вывод: у каждого движущегося тела свое собственное время». О Г. Минковском: «Изучив и использовав постулаты Эвклида и Лобачевского-Римана, он доказал, что наше четырехмерное Пространство-Время не плоское, а искривленное». А. А. Фридман: «Кривизна пространства постоянно меняется». Из постулата ОТО: большее время показывают те часы, которые считаются покоящимися. (Самолов: «Часы показывают не время, а считают «отрезки-длительности» чисто механически»). Отрезки, выдуманных человеком (сооруженных) земных длительностей, измеряемые при помощи выдуманных человеком механизмов, отражающих длительность разворота Земли, к тому же часы – механизмы, и они еще как обязаны ошибаться и грешить. Профессор математики С. Хоукинг и Г. Эллис из Кейптауна: «Результаты наши наблюдений подтверждают предположение, что Вселенная возникла в определенный момент времени». (Самолов: Вселенная была всегда, иначе откуда появилась бы жизнь, уничтоженная одновременно повсюду, которая никогда не появлялась и не исчезала (и не исчезнет) в Космосе). Английский астрофизик П. Дэвис: «Пульсирующая Вселенная с переменным ходом времени?!» (Г. Самолов: «Сказано же – есть только ход Земли, но и он не переменный»). П. Ромишевский: «Пространство и Время – суть форма существования материи. Гравитация ответственна за геометрию «пространства-время». (Уже за пределами здравого смысла). Мост Эйнштейна-Розена: («проточина» или идея Новикова-Торна о деформации времени силами тяготения (гравитации) и открытия астрофизика Дж. Ричарда Гота (премия фонда Теплтона) и космические «суперструны», позволяющие совершить путешествие во времени. «ЧиП» (Ирина Шлионская): если концепция Минковского верна, то возможны переходы во времени. Вибрации способствуют переходу из одной реальности в другую, в другой параллельный мир» (Слышали? В другой! Одной Вселенной им мало!). А Дж. Гриббин – Теория белой дыры – квазер извергающей Галактики. Уитроу указывает на фундаментальность времени. Е.И. Парнов: «Время неразрывно связано с пространством». «Время ограничено или неограниченно». А. Пензиан и Роберт Н. Вильсон – нобелевские лауреаты – «Вздутие пространства порождало пузырные вселенные»!? «Вселенная через 380 тыс. лет («Всё испепелив»!? – Г. С.) остыла до 4 тыс. градусов. А вот вам фраза из журнала «Что нового в науке и технике?», ее главного редактора, фраза великая и непонятная, до предела таинственная, загруженная, заумная и бессмысленная: секунда олицетворяет (что значит, олицетворяет?) всё движение на планете, распорядок, незыблемость череды событий, нумерацию, хронологию (?), но движут законы физики, химии, термодинамики» (Так может они, эти законы природы и определяют хронологию и незыблемость? – С. Г.). Словарь Ожегова: время – философский термин (10 значений) – объективная форма существования бесконечно развивающейся Материи. Вне времени и пространства движение Материи невозможно… хотелось бы побеседовать с ними… на людях.   P. S. А вот и первые плоды от моего открытия (хотя я считаю, что это не открытие (по сравнению с другими моими открытиями), а просто «замечание» ученому миру, пора одернуть его от излишнего увлечения фантазированием, измышлениями, – отныне любой землянин сможет эффектно ответить на фразу: «почему же в старости так быстро летит время?», – он может сказать так: «оно и не бежит. За  60 лет Земля не стала ни быстрее крутиться, ни медленнее, сутки те же. А вот мелькающих суток мы и боимся, хотя и не от них всё зависит, боимся приближения своего угасания и исчезновения. Да и болезни прогрессируют. К тому же нет повода, как у детей, подгонять и поджидать время, чтобы папа скорее купил собачку, сестричку, «ролики». Вот у кого время тянется… С проблемой Времени и Пространства – меньше всего я хочу удивлять людей, у меня для России есть 150 новых эффектных упражнений, но и этим я не собираюсь удивлять людей, а воспитывать, взращивать, оздоравливать, тренировать будущие поколения. Полный текст открытия, научной статьи находится в РАО. (май 2006 г.).   P. S. Но зато многое в жизни теперь  яснее и понятнее – проблемы, причины, и ответить на многие вопросы отныне проще и правильнее, например, теперь на фразу взрослых или пожилых: «Время стало так быстро лететь…», – вы можете ответить (уверенно, аргументировано, ответственно и правильно) – «Дядя Петя, это не время стало быстрее лететь, ведь планета не стала быстрее вертеться (ни в своем развороте, ни в своем полете вокруг Солнца), сутки не стали длиннее. Я помогу вам даже найти истинную причину недоумения дяди Пети. Подходит к концу продуктивная, полноценная, полезная, познавательная жизнь, и ты каждый день с ужасом ощущаешь приближение конца, а ждать как дети (дожидаться чего-то отдаленного и страстно желаемого, труднодостижимого) тебе не приходится, ведь всё, что ты захочешь, ты можешь осуществить, в отличие от ребенка, в любое время. Мечтать о собаке на день рождения, о «роликах», о сестренке, да и о мороженом взрослым не приходится, а для ребенка время не то что летит, а просто остановилось… С помощью моих открытий мы отныне во всем можем легко найти Истину. Которую не надо доказывать формулами и цифрами – оно понятно для каждого.   P. S. Часы на вашей руке отмеряют не время, а длительность дня, его короткие отрезки, «на которые мы ее специально поделили».   Тел.: 4675294, 5046992 Могу выслать научную статью «Новые свойства физических величин…», запатентованную в РАО 11 мая 2006 г. Телефон РАО: 2033260.   Григорий Самолов

Кода № 2

Размышляя, пишу. И всё же страшновато. Боюсь, что этому огромному ученому миру, со своими придумками, условностями, неточностями, неопределенностями, миру обособленному от общества, истина не нужна. Наверное приятно им «бороться, заблуждаться, искать, ошибаться, оторвавшись от действительности, приятно находиться в иллюзорном мире» (кстати, им-то кажется настоящее иллюзорно, разделяя мнение Платона). Мало того, что они не могут остановиться, они еще подгоняют, подталкивают друг друга, узаконивая новые абсурдные идеи, получая премии, прессу и известность. Хочется остановить их в этих забавах, понимают ли они, во что это обходится Человечеству, кроме премий, окладов, стоимости оборудования и ошибочного направления продвижения науки (вбок, назад, в тупик?). В апреле этого года серьезные люди, ученые из США, опубликовали (читайте популярные механики № 6) результаты компьютерного моделирования и рисунки: «Так искажается пространство-время при вращении черных дыр относительно общего центра массы». Вы знаете, читатель, не смешно… Как бы мне хотелось выслушать, например, родоначальников этой псевдоидеи Тейлора и Хауса, получивших в 1993 г. нобелевские премии(?!) за свои домыслы, или учеников Д. Вебера из Мерилендского университета «обнаружившего» около Земли волны из глубин Космоса. Выслушать и задать вопросы…

Кода № 3

Времени в природе нет

Длительность процессов мы измеряем более мелкими длительностями процессов: «забастовка длилась двое суток», – т. е. два разворота Земли (длительность одного полного разворота мы назвали сутками и разбили позже на 24 части, 24 условных и неусловных длительности), а потом и на 86400 частей, и назвали – «секундой». «А вот эта забастовка длилась полсуток (12 часов), пролетела так незаметно, хотя равна полуобороту Земли. Здесь слово Время нам не пригодилось – мы все измерили своим методом, своими земными мерами. А фраза «время летит» (идет) неправильна. В обиходе возможна, в науке – обструкция. Сказано, что что-то должно лететь, а на самом деле – ничто не летит, просто планета наша вертится (вот она-то и мы на ней летим), угол к Солнцу уменьшается, ночь приближается, день улетел. Но и день не улетел, просто дневные события прошли чередой, и взгромоздясь один за другим, состоялись, стали заделом для событий «завтра» (тоже образное выражение, выдуманное нами), ведь не Завтра, а «на следующем повороте (обороте) нашей стороны к солнцу. Для планеты нет «завтра», она вертится, подставляя Солнцу бока, и если бы со стороны Солнца кто-то нас постоянно фотографировал или снимал на кинокамеру, то он видел бы только дневную светлую картину (постоянно длящееся кино) – единый процесс без «вчера» и «завтра», одно только «сейчас». У растений вообще нет «сегодня – завтра» – свет и темнота сменяют друг друга, тепло и холод, дождь и солнце, у них нет «дел на завтра». После всего сказанного как подумаешь, какие завалы в науке придется разбирать серьезным, разумным людям, становится не по себе.

Кода № 4

Он остановил время? Уничтожил? Заменил? Нет-нет… Он только спросил, можем ли мы без него и его идеи прожить, измеряя длительности событий земными мерами, так же как и условленную точку в длительности дня (полдень, час после полдня, полчаса)? Спросил, чтобы самому и каждому из нас стало понятно, что остановив время (как и сломавшийся будильник), мы не остановим жизнь. Процессы. Кружение, верчение, свечение планет, галактик… Пока существует (даже в «мертвом», пустынном, холодном, безразличном, но таком животворящем (потому что нейтральном) Космосе) материя и есть кому следить (наблюдать и осознавать) за чередой событий, и за длительностями процессов, кто-то всегда будет считать, кто-то всегда будет измерять (сравнивать, плюсовать, фиксировать в памяти и на носителях информации) большие и мелкие, значимые и едва заметные события, и есть на то причины. А часы на вашей руке отмеряют не Время (летящее куда-то), а День! Длительность разворота и его следствие – дня. Отсчитывают маленькие дольки длительности разворота, придуманные нами (искусственные, условные) дольки, длительности суток (дня) (не существует «времени-дня», «время года», а условные точки на длительности разворота Земли. А пора года – это наклон оси планеты относительно Солнца. Не «время идет» (день улетает), не поток частиц времени летит (и несет нас?), а Земля крутится-вертится. Так просто… Не время (таинственное, неуловимое и бессмысленное) «рушит гранитные замки» и пирамиды, а количество микробов разрушает их, перепады жары и холода, от смены дня и ночи, лета и зимы (за 3000 кругов Земли вокруг Солнца этих разрушительных воздействий в три раза больше, чем за одну тысячу, разрушающих это сооружение, которые строит  не природа, а изобретательный человек). Конечно же навечно. Жизнь можно бы и не измерять, хуже, бледнее она от этого не станет.   Россия получит ответы на все «нерешаемые» и невидимые для наших руководителей вопросы: воспитательный, образовательный, морально волевые. Например: 1. Чем развлекать ребенка (дома, в школе, на улице)? – вот вам 150 новых (главное, на высоком интеллектуальном уровне) оригинальных, незаменимых, безвредных игровых и соревновательных упражнений. 2. Как развить (с помощью чего) творческий, физический потенциал – вот вам 150 упражнений. 3. Как бы умудриться сохранить общий язык (и общие темы, цели) с ребенком, ну хоть до 17 лет. И чем объединить в семье все три поколения – вот вам 150 упражнений (здесь вам и рекорды, и общение, и поиск, и спорт, и здоровье). Замысел (стратегия и тактика). Сегодня внимательный тренер у этого малыша – старший (младший) брат, завтра – сестра (даже больная), инвалид, которая вовремя напоминает об очередной (спортивно-развлекательной) минутке. Завтра – бабушка, а через месяц он сам… «Сам себе тренер». И всех тренер.


Содержание стихотворений

  1. А люди уходят      Р. Рождественского
  2. Ах,    зима !     Л.С.Сёминой
  3. Берег    детства     И. Резника
  4. Балалайка    и    гитара     В.Семернина
  5. Баллада  о  музыке     Б. Дубровина
  6. Белая  пристань     Л.С. Сёминой
  7. В  день  воскресенья  Христа     Л.С. Сёминой
  8. Веду  в  поводу   коня     Дмитрия Крештапова
  9. В  лес   без  меня  не  ходи     Л.С. Семиной
  10. Вечер в далёких полях     Анатолий Богданович
  11. Во имя   мира  на  земле     Расула Гамзатов
  12. Песня об Отчизне  (В сплоченном)   Л.Д.Печников
  13. Дом  Герцена     Л.С. Семиной
  14. Дом Герцена (Гимн выпускников ЛИТ института)     Л.С.Сёминой
  15. Долгое  лето     Л.С. Семиной
  16. Если   сердце  любовью  полно     Дмитрия Смирнова
  17. Замолкла звонкая гармошка.    И.Лысцова
  18. Звездочка     И.Лысцова
  19. Игривые  кони     Владимира Бээкмана
  20. Исповедь     Л.С. Семиной
  21. Как  радостно   вокруг     Н. Старшинова
  22. Как  жить  без  песни     Л.С. Семиной
  23. Колыбельная   Москве     Л.С. Семиной
  24. Любимых   женщин имена     Р.Гамзатова
  25. Московская   зима     Л.С. Семиной
  26. Московские проспекты     Л.С. Семиной
  27. Московский вальс     А.Щуплова
  28. На  побывку   приехал  солдат     В.Гринюка
  29. Ночь  над  москвою – рекой     Л.С. Семиной
  30. Не верю     Л.С. Семиной
  31. Не вспоминай     Л.С. Семиной
  32. Не могу расстаться, не хочу забыть     Л.С. Семиной
  33. Не тревожься, отец     Л.С. Семиной
  34. О,  Россия!     Л.С. Семиной
  35. Письмо в  Америку     Т.В.Алексеевой
  36. Полынь     Анатолия Богдановича
  37. Память     Л.С. Семиной
  38. Песня о верности     Л.С. Семиной
  39. Песня о Москве Л.С. Семиной
  40. «Вечер…свечи…»     Д.Фролова
  41. Послушай совет, атаман     Л.С. Семиной
  42. Разбуди меня, мама     Л.С. Семиной
  43. Родная сторонка     Л.С. Семиной
  44. Слушай, космос !     Олег Николаенко
  45. Сольются  с  музыкой  слова     Людмилы Овсянниковой
  46. Свидание с юностью     Л.С. Семиной
  47. Туманы осени     Татьяны   Алексеевой
  48. Осенняя мелодия     Л.Завальнюка
  49. На авто по области.     В.Семерина  
  50. Твой  голос  музыкой   звучал Нурых Алмамедова  (или народные), или  О. Николаенко
  51. Я прощаю вам вашу любовь     Татьяны  Алексеевой
  52. Слово     М.Ю.Лермонтова
  53. Школа до свиданья     Татьяны Алексеевой
  54. Я   беседую     Татьяны Алексеевой
  55. Я потерял голову, что же тебе надо?     Л.С. Семиной
  56. Я соберу всех друзей     Л.С. Семиной
  57. Я   хочу   тебе     сказать     Л.С. Семиной
  58. Великая Россия   (Вольный край)  Л.Печникова
  59. Вологда     Галины Нечаевой
  60. Ты вернёшься после пяти недель     Дмитрия Быкова
  61. Любовь должна быть доброю     И.Резника
  62. Вечером того же дня     И.Резника
  63. Здравствуй, утро долгожданное!     И.Резника
  64. Уходя, уходи!     И.Резника
  65. Птица певчая     И.Резника
  66. Прикосновение.     И.Резника
  67. На все четыре стороны     И.Резника
  68. Не случайно рождаются песни     И.Резника
  69. Нида     И.Резника
  70. Тише     И.Резника
  71. Никогда не кончается море     И.Резника
  72. Родина моя     О.Дубовой
  73. Окончен сезон     О.Дубовой
  74. День рождения     О.Дубовой
  75. Моя Россия     О.Дубовой
  76. Волшебная палочка     О.Дубовой
  77. Домик у моря     О.Дубовой
  78. Кажется, я улетаю     О.Дубовой
  79. Проплывая по водам пролива     О.Дубовой
  80. Искушение     О.Дубовой
  81. Побудь со мной     О.Дубовой
  82. Романс     О.Дубовой
  83. Я без тебя так мало значу     О.Дубовой
  84. Я задумала душу распять     О.Дубовой
  85. Дом     О.Дубовой
  86. Эй, прохожий за окном!     Александры Крючковой
  87. Уходя – уходи…     Александры Крючковой
  88. Я всегда буду где-то рядом…     Александры Крючковой
  89. Милая, скоро лето     Сергея Щербакова
  90. Как долго были мы в разлуке      Виктора Матвийко
  91. Терзаюсь днём, терзаюсь ночью      Виктора Матвийко
  92. Совет вам да любовь     Алексея Дитерихса
  93. Расстаться легко     Евгения Исаева
  94. Стелла, давай помиримся     Л.Сёминой
  95. Степь широка, даль скупа.      Л.Сёминой
  96. Не печалься, Лолита     Л.Сёминой
  97. “Говорили-балакали дві верби за селом…”     Бориса Олійника
  98. Мова     Віталія Крикуненко
  99. Московский сувенир     Ф.Трофимова
  100. Як до краю іду – Україна!..    Віталія Крикуненко
  101. Дорога от сердца     Людмилы Овсянниковой
  102. Вот она, любовь!     Л.Сёминой
  103. Танго     Л.Сёминой
  104. Вальс      Л.Сёминой
  105. Где ты, Карлсон?     Т.Алексеевой
  106. Тебя забуду!… на целый день     С.Алиханова

  

  1. А люди уходят      Р. Рождественского
  2. Ах,    зима !     Л.С.Сёминой
  3. Берег    детства     И. Резника
  4. Балалайка    и    гитара     В.Семернина
  5. Баллада  о  музыке     Б. Дубровина
  6. Белая  пристань     Л.С. Сёминой
  7. В  день  воскресенья  Христа     Л.С. Сёминой
  8. Веду  в  поводу   коня     Дмитрия Крештапова
  9. В  лес   без  меня  не  ходи     Л.С. Семиной
  10. Вечер в далёких полях     Анатолий Богданович
  11. Во имя   мира  на  земле     Расула Гамзатов
  12. Песня об Отчизне  (В сплоченном)   Л.Д.Печников
  13. Дом  Герцена     Л.С. Семиной
  14. Дом Герцена (Гимн выпускников ЛИТ института)     Л.С.Сёминой
  15. Долгое  лето     Л.С. Семиной
  16. Если   сердце  любовью  полно     Дмитрия Смирнова
  17. Замолкла звонкая гармошка.    И.Лысцова
  18. Звездочка     И.Лысцова
  19. Игривые  кони     Владимира Бээкмана
  20. Исповедь     Л.С. Семиной
  21. Как  радостно   вокруг     Н. Старшинова
  22. Как  жить  без  песни     Л.С. Семиной
  23. Колыбельная   Москве     Л.С. Семиной
  24. Любимых   женщин имена     Р.Гамзатова
  25. Московская   зима     Л.С. Семиной
  26. Московские проспекты     Л.С. Семиной
  27. Московский вальс     А.Щуплова
  28. На  побывку   приехал  солдат     В.Гринюка
  29. Ночь  над  москвою – рекой     Л.С. Семиной
  30. Не верю     Л.С. Семиной
  31. Не вспоминай     Л.С. Семиной
  32. Не могу расстаться, не хочу забыть     Л.С. Семиной
  33. Не тревожься, отец     Л.С. Семиной
  34. О,  Россия!     Л.С. Семиной
  35. Письмо в  Америку     Т.В.Алексеевой
  36. Полынь     Анатолия Богдановича
  37. Память     Л.С. Семиной
  38. Песня о верности     Л.С. Семиной
  39. Песня о Москве Л.С. Семиной
  40. «Вечер…свечи…»     Д.Фролова
  41. Послушай совет, атаман     Л.С. Семиной
  42. Разбуди меня, мама     Л.С. Семиной
  43. Родная сторонка     Л.С. Семиной
  44. Слушай, космос !     Олег Николаенко
  45. Сольются  с  музыкой  слова     Людмилы Овсянниковой
  46. Свидание с юностью     Л.С. Семиной
  47. Туманы осени     Татьяны   Алексеевой
  48. Осенняя мелодия     Л.Завальнюка
  49. На авто по области.     В.Семерина  
  50. Твой  голос  музыкой   звучал Нурых Алмамедова  (или народные), или  О. Николаенко
  51. Я прощаю вам вашу любовь     Татьяны  Алексеевой
  52. Слово     М.Ю.Лермонтова
  53. Школа до свиданья     Татьяны Алексеевой
  54. Я   беседую     Татьяны Алексеевой
  55. Я потерял голову, что же тебе надо?     Л.С. Семиной
  56. Я соберу всех друзей     Л.С. Семиной
  57. Я   хочу   тебе     сказать     Л.С. Семиной
  58. Великая Россия   (Вольный край)  Л.Печникова
  59. Вологда     Галины Нечаевой
  60. Ты вернёшься после пяти недель     Дмитрия Быкова
  61. Любовь должна быть доброю     И.Резника
  62. Вечером того же дня     И.Резника
  63. Здравствуй, утро долгожданное!     И.Резника
  64. Уходя, уходи!     И.Резника
  65. Птица певчая     И.Резника
  66. Прикосновение.     И.Резника
  67. На все четыре стороны     И.Резника
  68. Не случайно рождаются песни     И.Резника
  69. Нида     И.Резника
  70. Тише     И.Резника
  71. Никогда не кончается море     И.Резника
  72. Родина моя     О.Дубовой
  73. Окончен сезон     О.Дубовой
  74. День рождения     О.Дубовой
  75. Моя Россия     О.Дубовой
  76. Волшебная палочка     О.Дубовой
  77. Домик у моря     О.Дубовой
  78. Кажется, я улетаю     О.Дубовой
  79. Проплывая по водам пролива     О.Дубовой
  80. Искушение     О.Дубовой
  81. Побудь со мной     О.Дубовой
  82. Романс     О.Дубовой
  83. Я без тебя так мало значу     О.Дубовой
  84. Я задумала душу распять     О.Дубовой
  85. Дом     О.Дубовой
  86. Эй, прохожий за окном!     Александры Крючковой
  87. Уходя – уходи…     Александры Крючковой
  88. Я всегда буду где-то рядом…     Александры Крючковой
  89. Милая, скоро лето     Сергея Щербакова
  90. Как долго были мы в разлуке      Виктора Матвийко
  91. Терзаюсь днём, терзаюсь ночью      Виктора Матвийко
  92. Совет вам да любовь     Алексея Дитерихса
  93. Расстаться легко     Евгения Исаева
  94. Стелла, давай помиримся     Л.Сёминой
  95. Степь широка, даль скупа.      Л.Сёминой
  96. Не печалься, Лолита     Л.Сёминой
  97. “Говорили-балакали дві верби за селом…”     Бориса Олійника
  98. Мова     Віталія Крикуненко
  99. Московский сувенир     Ф.Трофимова
  100. Як до краю іду – Україна!..    Віталія Крикуненко
  101. Дорога от сердца     Людмилы Овсянниковой
  102. Вот она, любовь!     Л.Сёминой
  103. Танго     Л.Сёминой
  104. Вальс      Л.Сёминой
  105. Где ты, Карлсон?     Т.Алексеевой
  106. Тебя забуду!… на целый день     С.Алиханова

 


Стихотворения

 

1Стихи Р. Рождественского

А люди уходят,

Уходят до срока,

И глядят им вослед

Их мечты и года.

Кончается песня,

Как будто дорога,

Тускнеет закат,

А потом темнота

навсегда.

ПРИПЕВ:

Я верю и знаю,

Что жизнь не напрасна,

И эта земля несчастливой не будет.

С неё не исчезнут,

На ней не погаснут

Хорошие песни и добрые люди.

Рождается утро…

Рождаются дети,

Открывают они

Удивлённо глаза

И смотрят на солнце,

На ласковый ветер,

На трепетных птиц,

Что летят высоко

в небеса.

ПРИПЕВ.

Любовь остаётся,

Сердцами владеет

И восходит в ночи

Самой светлой звездой.

Любовь остаётся,

Земля молодеет,

И люди встают,

Чтоб идти за мечтой,

за мечтой.

ПРИПЕВ.

2А х,    з и м а !

Слова Л.С.Сёминой

Ах ты, русская зима, огненная тройка,
ты сведешь меня с ума, не лети, постой-ка.

Припев:

Эх вы, кони, белая пороша,
встретила мальчоночку,
до чего ж хороший!

Целовал и обнимал, до чего же жарко.
На прощание сказал: расставаться жалко.

Припев:

Эх вы, кони, белая пороша –
расставаться ни к чему,
раз такой хороший.

Тройка вихрем пронеслась
по сугробам вьюжным.
Целовались снова всласть,
до чего же дружно.

Припев:

Эх вы, кони, белая пороша.
Не рассталась я с дружком –
мой теперь, хороший!

3Б Е Р Е Г    Д Е Т С Т В А 

Слова  И. Резника

Я ушёл из детства ранью предрассветной,

Дальнею дорогой за судьбой своей,

Но всегда со мною шум хмельного лета.

Радостные краски безмятежных дней.

ПРИПЕВ:

Самый белый парус в самом синем море,

Самый тёплый ветер, самый светлый дождь,

В самом чистом небе золотое солнце,

И зленный берег на котором ты живёшь.

Мне ночами  снится: в выцвевшей матроске

Я бегу по пляжу, падаю в песок,

И смотрю как в небе кружат альбатросы,

Как приходит утро в южный городок.

ПРИПЕВ:

От январской стужи – пусть мне нет спасенья,

Пусть метель завьюжит, как с ума сведёт,

Но глаза закрою и в одно мгновенье

Детство моё песней снова оживёт.

           4 БАЛАЛАЙКА    И    ГИТАРА

Стихи В.Семернина

Балалайка и гитара,

Две подруги, две сестры –

Неразлучна эта пара

В час свиданья, в час игры…

Если грустно порой, то гитара

Вспомнит вальс молодой или старый,

В ход частушки пойдут – ударяй-ка

По весёлой струне, балалайка!

Вы полмира прошагали,

Были пули не страшны,

В каждой роте воевали,

Как солдаты в дни войны

Было грустно порой, и гитара

Тосковала во время привала,

И тогда – ну-ка жару поддай-ка,

Выручала солдат балалайка!

Семиструнная гитара,

Балалайка в три струны –

И на свадьбах эта пара,

И на стройках всей страны.

Наша юность в пути не устала,

И поёт у костра нам гитара,

В ход частушки пошли – выручай-ка,

Ну-ка жару поддай, балалайка!